Платформа для юго-востока. 5 главных вопросов об объединении оппозиции

Статьи, 0 комментариев
Платформа для юго-востока. 5 главных вопросов об объединении оппозиции

   9 ноября Сопредседатель фракции "Оппозиционного блока" Юрий Бойко и лидер партии "За життя" Вадим Рабинович подписали соглашение об объединении оппозиции и создании "Оппозиционной платформы-За жизнь".

   Что это значит и как поменяет расклад сил на предвыборном поле, выясняла "Страна"

   1. Почему произошло объединение?

   Логика в объединении простая – кандидаты от двух партий (Бойко и Рабинович) на двоих уже сейчас получают до 15 процентов, а значит имеют высокие шансы на выход во второй тур. При этом, в случае активной кампании и мобилизации избирателей, процент может быть и еще выше.

   Число потенциальных избирателей "юго-восточного" кандидата оценивается в 30-35 процентов даже без Крыма и части Донбасса.

   Это может быть недостаточно для победы на выборах, но для прохождения во второй тур – вполне. Во втором туре же кандидат может взять 35-40 процентов. И затем, на следующих парламентских выборах осенью 2019 года, показать аналогичный результат и завести в парламент крупнейшую фракцию, которая может претендовать на участие в правительстве.

   Учитывая, что Украина – это парламентско-президентская республика, формирование правительства с участием условной "партии мира" может кардинально изменить курс страны. В том числе, и привести к серьезным подвижкам по мирному урегулированию на Донбассе.

   2. Кто может стать единым кандидатом и когда он будет выдвинут?

   Как сказали "Стране" источники, близкие к объединительному процессу, единого кандидата определят до конца ноября. На данном этапе выбор стоит между Юрием Бойко и Вадимом Рабиновичем и окончательное решение пока не принято.

   Но если исходить из рейтинговых показателей, то пока лидирует Бойко. Рабинович, который ранее шел "ноздря в ноздрю" с сопредседателем ОБ, в последний месяц сильно просел в рейтинге после выхода из партии "За життя" Евгения Мураева. Сейчас у Бойко – около 10 процентов. У Рабиновича – около 7 процентов.

   Источник близкий к переговорному процессу не исключил, что может быть и чья-то третья кандидатура. "В случае присоединения новых участников к оппозиционной платформе появление еще одной кандидатуры не исключено. Но, исходя из рейтинговых показателей, пока выглядит маловероятным, чтоб кто-то составил конкуренцию Бойко и Рабиновичу", – говорит источник.

  3. Действительно ли объединятся все кандидаты от юго-востока?

   Здесь, прежде всего, стоит отметить, что Оппозиционный блок не однороден. Как мы уже писали, там есть две составляющие (равные по весу и по численности, управляют партией на паритетной основе). Одна часть партии и фракции ориентируется на Юрия Бойко и Сергея Левочкина. Вторую часть называют "ахметовцами" из-за близости к предпринимателю Ринату Ахметову (в первую очередь, это Вадим Новинский и Борис Колесников).

   Соглашение об Оппозиционной платформе подписывал со стороны ОБ только Бойко. Что не случайно.

   По данным "Страны" ранее "ахметовская" группа выдвигала свои условия объединения. А сегодня ее представители сказали нам, что они не намерены присоединятся к платформе и партия Оппозиционный блок не уполномочивала Бойко на подписание этого соглашения.

   Представители этой части ОБ в разговоре со "Страной" сказали, что выступают против Бойко и Рабиновича в качестве "единого кандидата" и предлагали на эту роль мэра Мариуполя Бойченко либо мэра Запорожья Буряка (оба близки к Ахметову).

   "У нас была четка позиция – Бойко не может быть кандидатом. Но ее не услышали. А теперь они (группа Бойко – Прим.Ред.) самолично решили объединятся с За життя, не получив на то разрешение от партии", – сказал "Стране" представитель "ахметовской" группы.

  Позже в ФБ появилось заявление Бориса Колесникова, который сказал, что подписание соглашения об "оппозиционной платформе" является "личной инициативой Бойко" и не согласовано с другими членами "Оппозиционного блока" и не "легитимизировано съездом партии".

   О том же заявил и Вадим Новинский.

   "Объединение с Рабиновичем – личная инициатива Бойко и Левочкина, которую ни с кем в "Оппозиционном блоке" не согласовывали. На понедельник мы созываем политсовет, на котором будем обсуждать сложившуюся ситуацию и будем созывать съезд. Мы всегда выступали и выступаем за то, чтобы был единый кандидат от всех прогрессивных оппозиционных сил, который мог бы составить реальную конкуренцию нынешней власти, а не будет на подтанцовке у Петра Порошенко", – сказал Вадим Новинский в комментарии "Стране".

   В тоже время, источник близкий к объединительному процессу называет позицию "ахметовцев" лукавой.

   "У нас складывалось впечатление, что они (группа Ахметова – Прим.Ред.) просто хотят сорвать выдвижение единого кандидата и тянули время, – говорит источник. – Их претензии непонятны и нелогичны. Почему им не нравится Бойко? Потому что они считают его человеком Фирташа, а у Фирташа конфликт с Ахметовым по поводу Укртелекома? Ну так какое это имеет отношение к решению стратегических политических вопросов? У них (ахметовской части ОБ – Прим.Ред.) вообще нет ни одного серьезно раскрученного кандидата и они этим вопросом не занимаются. Если посмотреть медиа Ахметова, то можно прийти к выводу, что его "единый кандидат" – это Олег Ляшко, а не Новинский, Вилкул или Колесников. То есть все эти рассказы, как нам кажется, от лукавого. Есть мнение, что эта группа в интересах Порошенко пытается сознательно сорвать процесс консолидации сил юго-востока. Есть такое предположение. Думаю, что для наших партнеров пора определится – они с кем? Они с теми силами, что хотят мира на Донбассе? Или будут подыгрывать тем силам, которые хотят вечную войну и церковный раскол в Украине?".

   Впрочем, помимо ОБ и За життя на юго-восточном фланге есть и другие игроки.

   По данным источника близкого к объединительному процессу, ведутся переговоры с партией "Видродження". В нее входит мэр Харькова Геннадий Кернес, на которого ориентируется большая часть избирателей Харьковщины (а это очень немаленький процент даже в масштабах страны).

   Кроме того, развивает свой проект "Наши" Евгений Мураев. Ранее он негативно отзывался об идее выдвижения единого кандидата от ОБ и За життя (из последней партии он вышел со скандалом).

   Также особняком стоит один из лидеров Оппозиционного блока, имеющий влияние в Днепропетровской области, Александр Вилкул. Его ранее считали близким к Ринату Ахметову, но в последние годы он ведет все в большей степени свою линию. Ранее он высказывался за выдвижение единого кандидата путем праймериз. Последние события, связанные с созданием Оппозиционной платформы он еще не комментировал.

   Источник, близкий к переговорному процессу, говорит, что Оппозиционная платформа открыта для всех сил, "которые хотят объединится для противостояния власти". "Переговоры будем вести со всеми", – сказал источник.

   4. Как выдвижение единого кандидата от юго-востока повлияет на предвыборный расклад?

   Если объединение Оппозиционной платформы состоится даже в нынешнем формате (часть ОБ плюс За життя), то, учитывая его ресурсы (организационные, финансовые и медийные), кандидат от этих сил может расчитывать на выход во второй тур.

   Если же к платформе присоединятся и все обозначенные выше силы, то выход будет практически гарантирован.

   А это означает, что действующий президент Петр Порошенко во второй тур не выходит, так как сейчас первое место по всем опросам с большим отрывом занимает Юлия Тимошенко. И, если появится единый кандидат от юго-востока, то именно он выйдет с Тимошенко во второй тур, а Порошенко останется за бортом.

   5. Какие факторы влияют "за" и "против" объединения?

   Именно то, что появление единого кандидата от юго-востока категорически неприемлемо для Порошенко, является главным фактором противодействия объединительному процессу.

   Очевидно, что Банковая приложит все усилия для того, чтобы от этого политического спектра выдвинулось как можно большее число игроков, дабы размыть электоральное поле.

   Тем более, что и личные, и бизнес-отношения между этими игроками довольно напряженные, а амбиции у всех колоссальные.

   С другой стороны, есть и факторы, которые играют в пользу объединения.

   В первую очередь, это эффект консолидации. Главная проблема для всех политиков, которые ориентируются на юго-восток, это крайняя степень дезориентации их избирателей, которые после 2014 года, после бегства Януковича и "самослива" Партии Регионов, разуверились в украинской политике вообще (и в политиках от юго-востока в частности) и не ходят на выборы.

   Даже в случае выдвижения единого кандидата это будет большой проблемой – вернуть доверие избирателей и мобилизовать их для участия в выборах. Но, в таком случае, этот вопрос хотя бы теоретически решаем.

   Если же на выборы пойдут сразу несколько кандидатов (к тому же еще и враждующих друг с другом), то дезориентация только еще более усугубится. И избиратели либо вообще не пойдут на выборы, либо проголосуют за других кандидатов, у которых будет больше шансов на победу – за Тимошенко или за Зеленского.

   В результате весь "юго-восточный" фланг украинской политики провалится на президентских выборах (кандидаты наберут по отдельности мизерное число голосов), а затем и полностью уйдет в маргинес.

   Понимание этого риска увеличивает шансы на объединение, несмотря на все проблемы.

   Второй важный фактор – позиция России. Москва заинтересована в приходе к власти в Украине сил, которые готовы пойти на выполнение политической части Минских соглашений, что позволило бы реинтегрировать Донбасс в Украину с особым статусом и, таким образом, закончить войну. Из украинских политиков единственные, кто может на это пойти – представители юго-востока, так как мир является основой их политической позиции.

   А единственный шанс войти для них во власть – это пройти во второй тур выборов президента, а затем – победить на выборах в парламент.

   Поэтому Москва содействует, как может, объединительному процессу.

   Именно в этом контексте, как уже писала "Страна", следует рассматривать недавние санкции, которые ввела РФ против ряда украинских политиков и бизнесменов. Под них попали, в частности, топ-менеджеры Ахметова и Новинского.

   Также говорилось, что в случае отсутствия должной реакции реакции, санкционный пресс будет усилен и расширен. Этот процесс уже происходит. Так, на днях было объявлено, что Россия перекрыла поставки угля на принадлежащую Ахметову Луганскую ТЭС. В результате последняя вынуждена перейти на более дорогой газ, из-за чего убытки до конца года составят под миллиард гривен. Возможно, будут предприняты и другие действия по "принуждению к единству".

   Дадут ли они эффект – увидим в ближайшее время.

Последние новости