Пасечник с душой поэта

Статьи, 0 комментариев
Пасечник с душой поэта

   В Славянском районе много живописных мест. Одно из них – село Прелестное. Но и в самом селе есть своя «жемчужина» природы. Это так называемый «хутор Воровского». Официально такого населенного пункта сегодня не существует. Но в народе эта часть села Прелестное именуется по-прежнему: «хутор Воровского», «Воровский хутор»… Сосновый лес, песчаный грунт, близость к реке Сухой Торец, удобное транспортное сообщение (до ближайшего остановочного пункта железной дороги – рукой подать) – лучшего места для дачников в Славянском районе, пожалуй, найти трудно.

   … Почти двадцать лет тому назад этот хутор облюбовал отставной военный Василий Иванович Приходько. Подуставший от вечной бытовой неустроенности нескольких военных гарнизонов, бывший авиатор решил быть поближе к земле. И потому приобрел небольшой домик на «Воровском хуторе». Как бы «под дачу». Дом был так себе: скромных размеров, неказистый. Зато природа, земля какая! И усадьба размером 36 соток давала возможность «развернуться» и реализовать многое из того, о чем мечталось за долгие годы воинской службы.
На новой «даче» за дело Василий Иванович взялся основательно. Сначала построил капитальный погреб: просторный, глубокий, крепкий. В результате получилось сооружение, которое по прочности и надежности может выполнить роль бункера… Хотя внешне погреб – словно вход в музей виноделия: простым архитектурным декором изображены кисти винограда, кувшины с вином. 

   «Наверное, хозяин – большой любитель вина…», – подумал я, едва войдя во двор, который утопал в тени виноградных листьев. Барельеф на фасаде погреба лишь подтвердил мое предположение. И я задал хозяину вопрос о вине.

   - Я не пью, и не курю. Вообще. Пчелы не выносят посторонних запахов. А вино виноградное в погребе есть. Для хороших гостей приберегаю, – ответил Василий Иванович.

   Но подвал – не главная гордость хозяина дома. На главную гордость не тянет даже дом, который Василий Иванович со временем благоустроил, достроил к нему пристройку (без этого мы, украинцы, не можем). И даже колодец с мягкой водой, которую «пьешь – не напьешься»», не входит в число приоритетов хозяина. 

   Главная гордость Василия Ивановича Приходько – его пасека. Ради нее он – пасечник в третьем колене – и приобрел здесь усадьбу. 

   Пасека небольшая. Сегодня у него 17 рабочих ульев. Но зато каких! 

   Ульи Василия Приходько – словно произведение искусства! Каждый улей не только имеет свое название, но и оформлен соответственно. Если улей называется «Самурай», то летки – это узкие самурайские глаза. Если это «Кафе «Укус пчелы», то летки выполнены в форме входных дверей в кафе. И так – каждый улей! Вот некоторые из названий: «Верность присяге. Защита Отечества», «Золотая осень», «Так пусть же полнятся соты и закрома!», «Цвет черемухи душистой», «Белая акация», «Слава пчеле-труженице», «Господи! За все тебе я благодарен!», «Берегите природу!», «Имени всех летчиков», «Трудяга» и.т.д.

  В этом ряду выделяются два улья, которыми Василий Иванович особенно гордится. Это улей «им. П.И. Прокоповича». Он посвящен памяти украинца, который изобрел рамочный разборный улей. Другой предмет особой гордости пасечника Приходько – улей под названием «Алевтинушка». Таким образом, Василий Иванович выразил свое восхищение супругой…

   Хотя любимый улей Василия Ивановича, как он признался, «Так пусть же полнятся соты и закрома!».

   - Что для вас пасека – дополнительный заработок, бизнес?,- спрашиваю у Василия Ивановича.

   - Пчелы, пасека – это мое увлечение, мой отдых. Я много чего знаю о пчелах. Изучил немало специальной литературы. У меня есть 32 книги о пчеловодстве. Чтобы успешно заниматься пчелами, их надо … любить. А еще пчелам нужно помогать! Или хотя бы бережно к ним относиться. В последние годы наблюдается массовая гибель пчел из-за того, что некоторые недобросовестные сельхозпроизводители обрабатывают поля и насаждения очень токсичными ядохимикатами. Гибнут пчелы и во время уборки клевера, эспарцета. Раньше пасечников предупреждали о времени уборки, и мы прикрывали летки. Или поля косили ночью. А сейчас косят, кому, когда вздумается. А пчела работает в поле. И погибает от механических повреждений. 

   - Содержать пасеку – удовольствие не дешевое: нужно покупать вощину, подкармливать пчел зимой…

   - Есть много и других расходов. Поэтому часть меда продаю. Но не на рынке. Местные жители покупают, знакомые. Люди знают: мой мед – без всякой «бодяги». Он чистый, зрелый, выстоянный в сотах. Натуральнее не бывает…

   - Сколько меда качаете за сезон в хороший год?

   - Каждый год по-разному. Примерно двести килограммов.

   - Всего то? Прочитав это, над вами, наверное, будут смеяться пасечники-бизнесмены, которые на весенне-летний сезон вывозят пасеку, состоящую из десятков ульев, к медоносным полям… 

    – Да, дельцов среди пасечников хватает. Цель у многих моих коллег одна – коммерция. Поэтому почти всегда у них все сводится к деньгам. Например, привез такой коммерсант свои ульи на поле эспарцета, забил за неделю рамки «однотонным» нектаром, быстро выкачал мед – и скорее на базар! А там уже можно рассказывать покупателям сказки о «майском меде из разнотравья». А людям что, они верят… Только какой лечебный эффект имеет такой мед?! Одно название…

   - А что, разве не бывает майского меда?

   - Бывает. Но не в этом году. Вспомните, какие холодные ночи были в мае. А ведь нектар, если температура воздуха ниже четырнадцати градусов, не выделяется…

   - Вечный вопрос: когда должен «засахариваться» хороший мед?

   - Наши предки поступали мудро: запрещали продавать мед, который в октябре не кристаллизируется.

   - Что это означает?

   - Что мед тот был рано выкачан, поэтому он мог даже забродить. Причина все та же – коммерция. Знаете, наблюдая уклад жизни и работу пчел, я не устаю восхищаться ими: как у них все отлажено! И делаю вывод: если бы человечество жило по укладу жизни пчел, мы бы нормально жили и процветали.

   - Хотя и в ульях есть трутни. Как и у людей…

   Василий Иванович не возражал. Как человек, который отдал 32 года воинской службе, и сейчас, разменяв восьмой десяток лет, трудится, не покладая рук, он тоже терпеть не может трутней. И те трутни, что живут в обществе людей, огорчают его гораздо больше, чем трутни в ульях…

   … На прощанье гостеприимный хозяин достал из погреба бутылку виноградного вина. От дегустации я, конечно, не отказался. Вино хорошее. Но мед у Василия Ивановича – еще лучше. Тоже отведал!

   Я больше не стал задерживать хозяина своими разговорами-расспросами. Несмотря на субботний день, у него была еще куча дел. Василия Ивановича ждали его самые лучшие друзья – пчелы. И ждал огромный огород, на котором помидоры и кукуруза, тыква и арбузы с дынями, яблони и груши… А на высоком столбе в конце огорода своих новоселов ожидало большое гнездо, которое Василий Иванович соорудил для аистов.

   Делать добро и не брать, а отдавать людям – один из принципов его жизни.

   Александр КУЛЬБАКА
   Фото автора

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта

Пасечник с душой поэта


Последние новости

Как не допустить коммунальный коллапс в Славянске

Как не допустить коммунальный коллапс в Славянске
Интернет-издание Карачун

Патриотизм – это не только парады вышиванок…


Почему поторопились с закрытием рынков в Славянске

Почему поторопились с закрытием рынков в Славянске
Интернет-издание Карачун

Нельзя «с водой выплескивать и ребенка»…


Как Святогорск переживает карантин

Как Святогорск переживает карантин
Интернет-издание Карачун

Отели продолжают принимать посетителей, а кафе переходят на доставку


Кому и зачем понадобилось менять избирком в Славянске

Кому и зачем понадобилось менять избирком в Славянске
Интернет-издание Карачун

Чьи «уши» торчат?


Карантин в Славянске: что происходит в супермаркетах и на рынках города

Карантин в Славянске: что происходит в супермаркетах и на рынках города
Интернет-издание Карачун

Есть ли паника?