Райгородок: Мы падали на землю, спасаясь от обстрелов

Статті, 0 комментариев
Райгородок: Мы падали на землю, спасаясь от обстрелов

До войны их рабочие места были в светлых, теплых и комфортных кабинетах. Поскольку должности солидные: заместители Николаевского городского головы.
 
Теперь их рабочие места – везде: на подворьях жителей дальних сел, в автомобиле, который развозит гуманитарку, в бомбоубежищах, которые необходимо полностью подготовить к любым ситуациям…
 
В своих исполкомовских кабинетах они, конечно, тоже бывают: ведут прием жителей громады. Но основная часть рабочего времени Владимира Проскунина и Анатолия Ченцова проходит сегодня «в полях».

О том, как проходят их рабочие дни, какие настроения преобладают сегодня у жителей громады, о благодарных и не очень благодарных земляках, журналисту «Карачуна» рассказывает «мужская половина» заместителей Николаевского городского головы.

Райгородок: Мы падали на землю, спасаясь от обстрелов

Анатолий Ченцов:

- В своих исполкомовских кабинетах мы тоже работаем: пока идут люди – принимаем, стараемся решать их проблемы. Хотя есть распоряжение руководства района о том, чтобы в административных зданиях не находиться (чтобы минимизировать риски). Также занимаемся рутинной работой: мониторим местные торговые точки (цены, ассортимент товаров), готовим так называемые бомбоубежища (укрытия), чтобы в них были в наличии вода, продукты питания, аптечки, а также общаемся с благотворительными организациями, волонтерами.
 
Каждый рабочий день у нас начинается с отработки текущих вопросов эвакуации населения. Здесь нам помогают полиция и работники ГСЧС. Основная эвакуация происходит из двух населенных пунктов громады: Райгородка и поселка Донецкое, которые подвергаются массированным обстрелам.
 
Практически ежедневно выезжаем в населенные пункты громады. В том числе и те, где сейчас наиболее горячо. Броники не снимаем с утра до вечера. Часто приходится надевать и каски. Хоть мы и гражданские лица, но работа у нас сейчас, почти как у военных.
 
Из Райгородка и поселка Донецкое сейчас приходится вывозить людей в специальных бронированных автомобилях. Понятно, что при этом рискуют все, кто участвует в эвакуации. Это результат того, что часть людей «до последнего» откладывают решение об эвакуации.
 
Обидно бывает, когда приезжаем за людьми, чтобы их вывезти, по указанному адресу, а они …отказываются эвакуироваться. И это притом, что накануне от них поступила просьба об эвакуации! И это не единичные случаи. Бывает, что ситуации, когда после заявки на эвакуацию следует отказ эвакуироваться, повторяются (с одним и тем же человеком) по несколько раз! Полицейские уже даже не хотят ездить по таким адресам. Но приходится ездить…

Как ни парадоксально, но эвакуации населения мешает … гуманитарка. Эту помощь в нашей громаде люди получают регулярно, и она создает иллюзию, что так будет всегда, что и далее местная власть будет обеспечивать населения продуктами питания, бытовой химией, что мы будем привозить и раздавать хлеб.
 
Порой доходит до того, что люди нам уже начинают рассказывать, что именно (какие продукты) должно быть в пакетах с гуманитарной помощью в следующий раз. Даже, бывает, высказывают недовольство, мол, не такую тушенку привезли. Как будто гуманитарка – это какой-то коммерческий заказ…
 
Особенно неприятно, когда сталкиваемся с элементарной людской неблагодарностью. Мы понимаем, что время сейчас военное, особенное, что нервы людей напряжены, что многие, что называется, «на взводе». Но ведь и мы тоже живые люди!

Например, сегодня (22 июня – прим. автора) привезли хлеб, макароны в Пискуновку и Стародубовку. Причем, прорвались в это прифронтовое село с огромными трудностями. Военные долго не хотели нас туда пропускать. Слушая наши просьбы, они крутили пальцем у виска: мол, куда вы хотите ехать, дорога простреливается, вы что – самоубийцы?

Но потом все-таки мы уговорили военных пропустить нас в эти села.
 
Привезли хлеб, раздаем людям. И слышим от жителей Стародубовки: «Мы тут месяц сидим без света, а вы ничего не делаете. Поэтому мы написали на президента Украины».
 
Такое отношение людей не только обижает. Оно унизительно. Порой руки опускаются.
 
А вот что приятно поражает, так это оптимизм у огромного количества наших земляков. Несмотря на все тяготы, обстрелы и бытовые проблемы, большинство людей верит в лучшее будущее Украины, которое не за горами. Они делятся этим оптимизмом друг с другом и друг друга морально поддерживают. Твердости духа украинского народа можно только позавидовать.

Райгородок: Мы падали на землю, спасаясь от обстрелов

Владимир Проскунин:

- Кроме гуманитарных, мы занимаемся также другими, не менее важными вопросами: электроснабжением, вывозом мусора, водоснабжением. Наши коммунальные предприятия в основном справляются со своим основным функционалом. Помогают, в силу своих возможностей, и специалисты Славянской ТЭС.
 
Но есть проблемы, которые из-за военных действий решить невозможно. Например, в Стародубовку и Пискуновку военные не пропускают гражданских лиц. РЭСовцы, наверное, и рады бы ликвидировать порывы электросетей, чтобы дать электроэнергию в эти села, но они тоже живые люди, и тоже хотят жить. Да их туда никто и не пустит, потому что невозможно обеспечить рабочим даже элементарную безопасность.
 
Знаете, война на многое «открыла глаза», и многие люди проявили себя неожиданным образом. Порой – не очень хорошим.

Например, не единичны случаи, когда дети, внуки бросили своих больных родителей, бабушек-дедушек (которые им квартиры-дома переписали), и уехали в безопасные регионы Украины. Конечно, эвакуироваться – это их право и правильное решение. Но почему, уезжая, они не позаботились о своих самых близких людях? Почему считают, что теперь заботиться о них должна местная власть, волонтеры? Почему думают, что можно доставить в бомбоубежище лежачего родственника, а потом бросить его там и уехать из города?
 
Хорошо, что есть Красный Крест, который занимается и решением таких проблем. Но, люди! Где ваша совесть и человечность!

Нам, бывает, звонят (в том числе, из-за границы) и рассказывают, куда мы обязаны эвакуировать их больных лежачих родственников.
 
А недавно мне позвонили жители одного из населенных пунктов громады, которые сейчас находятся (эвакуировались) в центральной Украине, и просят: «У нас там бабушка и дедушка в поселке Донецкое. Вы, пожалуйста, вывезите их оттуда. Но только определите их куда-то – в приют или пансионат. А к нам не надо».
 
И это притом, что у этих пожилых людей есть дочь и сын, внуки!
 
По-прежнему в громаде есть много семей с детьми, которые не хотят эвакуироваться. Я еще могу понять, когда взрослые люди, в силу разных причин, не хотят уезжать. Это их личный осознанный выбор и личная ответственность за жизнь. Но дети! Ведь в этом случае взрослые берут на себя ответственность за жизнь собственных детей!
 
Иногда, убеждая людей эвакуироваться, мы спрашиваем: «Оставаясь, вы готовы умереть?». И видим ступор…

Военная реальность такова, что мы все сейчас сильно рискуем. Рискуют те жители сел и поселков, которые живут под обстрелами, но не эвакуируются. Рискуем и мы, когда вывозим людей, раздаем гуманитарную помощь. Мы с Анатолием Ченцовым уже попадали под обстрелы. Приходилось и на землю падать, и с машины выпрыгивать… Но что делать? У нас такая работа.

Останні новини